Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
15:10 

Hela
«Вначале вас не замечают, затем над вами смеются, затем с вами борются, а затем вы побеждаете».
Есть одна новость))
Помните вот этот фик? Я начала писать его в 2013 году, а потом бросила по причине отсутствия вдохновения.
Так вот, я решила его дописать, если это еще кому-то интересно. В связи с тем, что прошло два с половиной года, и вся история сейчас видится мне несколько иначе, возможно немного изменится атмосфера рассказа, но в целом я постараюсь не отходить от первоначальной задумки.
Так что, две новые части))

Автор: Frau Hela
Название: Случайная встреча (продолжение фика «Выбор»)
Фандом: Тор
Персонажи: Локи/Сиф, Бальдр/Хель, Тор и прочие персонажи
Жанр: гет, драма
Рейтинг: NC-17
Предупреждение: ООС, ангст, насилие и очень извращенная скандинавская мифология

Начало 1,2

7
Начисто прибранный главный зал дворца был непривычно пуст. Он был настолько пуст, что Локи казалось, что он слышит эхо биения собственного сердца. Опустившись на ступеньки лестницы, которая вела в сад, он созерцал видимый ему участок цветника, хотя его мысли были очень далеки от цветов. Это был один из тех не самых приятных моментов в его жизни, когда Локи понимал, что обстоятельства были сильнее него, и он никак не мог обернуть их в свою пользу. Боль он мог заглушить ненавистью, слабость – местью, но ему нечем было ответить на безысходность, которая окружала его, вот-вот готовая захлопнуть за ним двери своей ловушки. Могла ли Сиф убедить Тора помочь ему? Возможно и могла, но Локи предчувствовал, что ему не стоило полагаться на нее. Сиф могла достойно принять участь жертвы, надеясь на то, что громовержец отомстит за то, что ее коварно соблазнили. Виноват во всем будет, конечно же он, Локи. Никто и не задумается о том, что Сиф позволила себя соблазнить, и потому в произошедшем есть доля и ее вины. В любом случае, единственное последствие, имевшее значения для Локи, было то, что он лишится последней надежды на помощь Тора.

Младший принц подпер руками голову и закрыл глаза. Он был настолько зол на сковывавшие его обстоятельства, что ему было уже безразлично, что его могла заметить охрана или кто-то из обитателей дворца. Все равно Хаймдел его уже видел, а значит и Всеотец уже был осведомлен о происходящем. В конце концов, никто не предъявлял ему официальных обвинений в смерти Бальдра, а это означало, что он мог спокойно находиться во дворце, который вроде как все еще был его домом. Хотя насчет последнего Локи уже давно не питал никаких иллюзий – сверкавший золотом дворец стал ему чужим еще в ту минуту, когда его отец произнес холодное «Нет, Локи», заставив своего приемного сына упасть во тьму как Вселенной, так и собственной боли…

Сжав кулаки, Локи открыл глаза. Он не хотел вспоминать об этом, словно воспоминания делали его слабыми, позволяли тем, кто вдребезги разбил все его мечты, вновь обрести над ним власть. Все мучительно сладкие мысли о безвозвратно канувшем в лету прошлом остались позади, навсегда. Локи больше не искал в своей душе крохи желаний вернуть ушедшее, больше не лелеял в самых потаенных уголках своей души задушенную болью любовь, больше не мечтал отыскать в себе проблески мимолетного желания раскаяться. Все это было больше ему не нужно. Он уже давно утвердился в собственном одиночестве в целой Вселенной. Во всех девяти мирах, была лишь Хель, единственная, готовая рискнуть ради него собственной жизнью. «Ты сделал это ради своей дочери, которая сейчас наслаждается счастьем в то время как Нанна убивается от горя», - прозвучал у него в голове голос Тора.
- Нет, - словно в ответ едва слышно пробормотал Локи. – Хель не наслаждается счастьем. Она со страхом ожидает тот день, когда ее возлюбленный узнает ту тайну, которую она хранит…

- Локи?! – удивленный мужской голос за спиной заставил младшего принца поморщиться от неудовольствия. – Откуда ты взялся?!
- Свалился с верхушки Иггдрасиль, - не оборачиваясь, процедил сквозь зубы Локи. – Тебе не все равно?
- Нет, мне не все равно, - решительно ответил Вольстагг, которого появление главного подозреваемого в убийстве принца Бальдра одновременно и удивило и насторожило. – Пришел, чтобы снова привести с собой йотунов в Асгард? – с гневом спросил он.
- Ты, видимо, вчера перепил на пиру, и тебе что-то мерещится, - спокойно ответил Локи. – Хотя, да, ты прав, - он обернулся и посмотрел на собеседника. – Разве не видишь, сколько вокруг меня ледяных великанов?
Сказав это, он вновь отвернулся и вперил свой взгляд в сад.
- Я сообщу Тору, что ты здесь…
- Он уже знает. Мы с утра с ним уже мило, по-братски пообщались, - лицо Локи скривила горькая усмешка. – Он был так любезен.
- Каждый получает то, что заслужил, - ответил Вольстагг. – Ты убил Бальдра…
- Кто тебе это сказал?! – закричал младший принц, вскакивая на ноги. – С чего ты взял, что я его убил?! Я был там, как и все вы, и все видел. В Бальдра стрелял вовсе не я!
- Ну, у Хеда была стрела из омелы…
- А я тут при чем?!

Пылающий взгляд Локи заставил Вольстагга умолкнуть.
- Здесь пока еще мой дом, - младший принц обвел руками зал. – И я просто вернулся домой. И если лично тебя это чем-то не устраивает, то ты волен проваливать отсюда на все четыре стороны!

- Вольстагг, оставь нас, - привлеченный криком Локи, Тор вошел в зал. Дождавшись пока он останется с братом наедине, он хмуро посмотрел на Локи. – Почему ты все еще здесь?
- Я уже сказал твоему дружку, здесь мой дом, - младший принц снова сел на лестницу. – И я могу находиться здесь сколько пожелаю.
- Если ты надеешься, что сможешь убедить меня…
- Нет, Тор, - поднял на него глаза Локи. – Ты вполне ясно дал мне понять, что помощи ждать неоткуда. Поэтому я буду просто жить и ждать того, что произойдет.
- Очередная уловка, - покачал головой громовержец.
- Понимай, как хочешь, - ледяным тоном отрезал Локи.
- Ты должен уйти отсюда, - глухо произнес старший Одинсон. – Твое пребывание во дворце не принесет всем ничего, кроме нового горя.
- Уже прогоняешь? – в голосе его сводного брата послышались нотки отчаяния. – Помнится, было время, когда ты умолял меня вернутся… Но я никуда не уйду. Хочешь ты этого или нет. Мне все равно, что обо мне думают твои дружки.

Тор вздохнул и опустился на ступени рядом с ним.
- Кто вчера был в замке? – тихо спросил он.
- Что? – удивленно посмотрел на него Локи.
- Вчера во дворец кроме тебя проник кто-то еще. Кто это был?
- Я не знаю, - младший принц напрягся в ожидании продолжения разговора.
Громовержец медлил. В его голове медленно сформировывалась опасная затея.
- Думаешь, это твой убийца? – спросил он.
- Возможно.
- Тогда тебе бессмысленно искать во дворце убежище. Тот, кто хочет убить тебя, проникнет куда угодно.
- И что ты хочешь этим сказать?
- А то, что находясь здесь, ты все равно в опасности.
- Спасибо, что объяснил, - лицо Локи скривилось от раздражения.
- Знаешь, - будто не замечая этого, продолжил Тор. – Я могу тебе помочь. Но с одним условием.
Повернувшись к брату, Локи с минуту внимательно на него смотрел, силясь понять способен ли громовержец строить ловушки.
- С каким? – спросил он, наконец.
- Точнее с несколькими условиями. Ты будешь делать только то, что я тебе скажу, даже если тебе это не будет нравиться. Хаймдел видел, кто вложил омелу в руку Хеда, так что не тешь себя надеждой на то, что твоя вина не доказана. И поэтому ты не будешь здесь никому попадаться на глаза, если не хочешь в тюрьму. И, наконец, третье условие, ты поможешь найти того, кто вчера проник во дворец.
- Хочешь сказать, что я буду твоим пленником и возможно приманкой? – с горечью усмехнулся младший принц.
- У тебя есть выбор. Ты можешь уйти, прямо сейчас, куда угодно, но тогда единственным существом, кого ты сможешь попросить о помощи, будет твоя дочь. Думаю, если она заберет тебя в свое царство до того, как до тебя доберется наемник, ты будешь мучиться гораздо меньше. Тебе решать.

Локи пристально смотрел на брата. Его нисколько не устраивали выдвинутые им условия, но выбора не было.

- Хорошо, - выдавил он из себя. – Предположим, я соглашусь. Что я должен делать?
- Сперва покажешь, как ты сюда попал, - довольным голосом ответил Тор. – И другие все свои лазейки покажешь. Мы должны быть уверены, что через них больше никто не пройдет. А потом посмотрим, - он поднялся на ноги.
- Гениальный план, Тор! – в голосе Локи сквозило отчаяние. – А то, что он мог воспользоваться собственными путями, о которых мне неизвестно, ты не подумал? – подняв голову, он посмотрел на наследника.
- Подумал. Точнее об этом будешь думать ты, потому что если ты станешь бесполезен в поисках этого интервента, я перестану защищать тебя от справедливого возмездия за то, что ты сделал.
- За то, что я исполнил волю твоего глупого младшего брата? – Локи медленно встал. – За то, что вся моя жизнь была ложью? За то, что меня лишили того, что принадлежит мне по праву?!
- Ты сам себя всего лишил, - Тор взял его под руку. – Пойдем, у нас мало времени.
- Наверное, мне стоило с самого начала попросить о помощи Хель! – прошипел он себе под нос и попытался высвободить руку, но Тор лишь сильнее сжал его предплечье.
- Не понимаю твоего недовольства, - громовержец повлек его к выходу. – Ты просил помощи, и я согласился тебе помочь.
- А ты стал циничным, брат, - криво усмехнулся Локи, позволяя тащить себя вдоль зала. В его голове мелькнула мысль о том, что с новой задумкой Тора попытка заставить Сиф помочь ему теряла свой смысл. Оставалось лишь положиться на милость сводного старшего брата и согласиться на его условия.
- Подожди хоть минутку! – Локи вновь потянул рукой, заставляя Тора остановится. – Расскажи хотя бы, как ты объяснишь все это своему отцу. Лгать ты не умеешь, а сказать правду нельзя, - в его глазах загорелся огонек.
- Не переживай, братец, - уверенно ответил старший принц. – Это мои проблемы, и с ними я разберусь сам. А вот твоя проблема это наш незваный гость, - Тор снова потащил его к двери. – Так что, будь добр, сосредоточься на своих делах, а я займусь своими.

Локи ничего не ответил, но сопротивляться перестал. Они вышли из зала и начали подниматься на этаж выше.
- Куда мы идем? – хмуро поинтересовался младший принц.
- В твою комнату, - отозвался Тор.
- В мою комнату? С чего бы вдруг?
- С того, что ты временно снова будешь там жить.
- О, как это любезно с твоей стороны! – скривил улыбку Локи. – Я думал, ты меня где-нибудь запрешь, в какой-нибудь каморке…
- Запру, - перебил его Тор. – В твоей же спальне.
Он остановился возле двери и уверенно распахнул ее.
- Вот, - он жестом предложил Локи войти. – Твои покои. Не разграбленные вандалами.
- Разве что тобою, - пробурчал тот себе под нос, входя в комнату.
- Да и ты тут в полной безопасности, - уверил Тор. – Ни один убийца до тебя не доберется. Мне сейчас нужно сделать кое-что важное. Но я приду вечером, и ты расскажешь мне, как проник во дворец.
- Я еще могу выбрать вариант убраться отсюда и попросить помощи у дочери? – зло посмотрел на него Локи.
- Уже нет, - отрезал наследник Асгарда.
Он громко хлопнул дверью перед носом младшего брата, и до ушей Локи донесся звук ключа, несколько раз повернувшегося в замочной скважине.

8
Дождавшись, пока шаги Тора затихнут в коридоре, Локи подошел к запертой двери и провел по ней пальцами.
- Ты идиот, Тор, если думаешь, что я не смогу отсюда выбраться, - вслух произнес он. – Достаточно всего лишь…
Локи осекся, когда его поразила не самая приятная догадка. Увы, но ему было лучше оставаться в своей комнате. Запертым. Ведь если во дворец действительно кто-то проник, это мог быть тот, кто жаждал расправиться с ним. Неведение было сильным соперником. Локи прошел к своей кровати и присел на покрывало, размышляя о том, что знай он хоть немного об убийце, ему было бы легче придумать способ избежать встречи с ним, а что еще лучше, расправиться с ним самому. Но вся эта история изначально была мутной и заставляла приемного сына Одина нервничать.

Все началось через некоторое время после того, как Локи покинул Асгард из-за смерти Бальдра. Тогда решимость младшего сводного брата расстаться с жизнью ради воссоединения с его, Локи, дочерью в мире мертвых поразила приемного сына Одина до глубины души. Он никогда и не предполагал, что мягкий и добрый бог света был способен на столь радикальный и решительный поступок, отголосок которого пройдется по всем девяти мирам. И глупо было надеяться, что царь Асгарда и остальные асы не догадаются, кто на самом деле был виновен в смерти самого младшего принца.

Все еще пребывая в состоянии душевного смятения, Локи скитался по мирам в происках убежища, но до него то и дело доходили разные слухи о трагических событиях в Асгарде. Одна из тревожных вестей застала Локи в Ванахейме, где ему удалось обрести ненадолго прибежище. Ваны им не слишком интересовались, и Локи удавалось не привлекать к себе особого внимания. Однако в ту ночь его разбудило громкое карканье ворона. Проснувшись, Локи мгновенно узнал в птице Мунинна, что его сильно удивило и насторожило. Он не сразу понял, кем был послан ворон, и его первой мыслью была мысль об Одине. Но заглянув в глаза птице, Локи понял, что Память вновь служил своей первой хозяйке и нес послание от Хель, которая отправила отцу весть о том, что царь Асгарда послал в Хельхейм своего племянника Хермода. Асы не смогли смириться со смертью прекрасного Бальдра. Фригг оплакивала своего младшего сына днями и ночами, умоляя мужа найти способ вернуть его, а прекрасная Нанна и вовсе едва не ослепла от пролитых слез. Почти доведенный до отчаяния Один решился на последний возможный шаг – направить к королеве мертвых посланника предложить выкуп в обмен на то, что она отпустит Бальдра. Ради этой цели он даже отдал Хермоду своего коня Слейпнира, который домчал его до нижайшего из миров.

Узнав обо всем этом, Локи несколько минут не верил в то, что подобное действительно могло произойти, а потом пришел в ярость. Нет, не ради этого он принес себя в жертву и убил Бальдра. Не ради того, чтобы Один мог так легко все испортить и разрушить и так иллюзорное счастье его дочери. Проклятые асы считали Хель безжалостным чудовищем! Им было неведомо, что она собиралась отпустить Бальдра, так как не могла больше удерживать своего возлюбленного в мире мертвых. Бальдр должен был жить. Она собиралась подчиниться требованию царя и вернуть ему младшего сына, довольствуясь лишь тем, что сможет наблюдать за ним из своих мрачных чертогов.

Нет! Этому не бывать! Локи был готов разнести все вокруг себя от злости и метался взад и вперед по маленькой хижине, которая служила ему жилищем. Наконец, немного успокоившись, он вытянул руку, чтобы ворон мог на нее сесть.

- Скажи Хермоду, что отпустишь Бальдра с одним условием, - произнес он, глядя в глаза птице. – Если все живое и неживое во всех девяти мирах станет оплакивать принца, он вернется в Асгард. А мы посмотрим, как асы сумеют выполнить это требование.

Он взмахнул рукой, и ворон упорхнул в темноту. В голове Локи уже был готов план, и медлить было нельзя. Поэтому наспех одевшись, он покинул свое убежище, чтобы тайно вернуться в Асгард. Спустя некоторое время, уже находясь в верхнем мире, он узнал, что асы, конечно же, не смогли выполнить условие Хель, так как нашлась некая великанша Тёкк, которая наотрез отказалась оплакивать убитого принца. Бальдр остался в царстве мертвых, а Один, Фригг и остальным пришлось с этим смириться. Рассказ об этом Локи услышал от одного аса, который служил в королевском дворце и решил поделиться новостями со своими товарищами как-то вечером в захудалой таверне. Самого Локи, который сидел за его спиной, незадачливый слуга не видел, зато приемный сын Один великолепно слышал каждое сказанное им слово, широко улыбаясь и делая глоток далеко не самого лучшего, но вполне сносного эля.

Удача окрылила Локи. Его бесконечно радовала мысль о том, что он в очередной раз сумел заставить Одина и остальных испытать боль и страдания. Единственная мысль, которая мешала ему полностью насладиться своим триумфом, была мысль о матери. Фригг всегда была единственной, кто несмотря ни на что продолжала любить своего приемного сына. Только ее по-настоящему и волновала его судьба, и Локи становилось не по себе от осознания того, что она страдала из-за смерти Бальдра. Жизнь оказалась жестокой к бедной царице и отняла у нее сразу двоих сыновей.

Но, не желая впадать в сентиментальные размышления о приемной матери, Локи гнал прочь мысли о Фригг. Зато его дочь была счастлива. Каждый раз, когда она восходила на ложе со своим возлюбленным Бальдром, она знала, что он принадлежал только ей. И никто, даже сам Один не мог теперь отнять его у нее.

Все эти мысли настолько тешили самолюбие Локи, что даже захудалое питейное заведение, в котором он находился, показалось ему местом не хуже самого дворца. Поэтому и на следующий день он заглянул в таверну, а потом и вовсе зачастил выпивать там по вечерам сносный эль, пряча свою личность благодаря смене привычного одеяния на неприметный темный камзол с капюшоном. Это позволяло Локи подслушивать разговоры и всякие сплетки, оставаясь в курсе событий, творящихся в Асгарде и даже в самом дворце. Выпивал он не слишком много и ни с кем не заговаривал, но именно в один из таких вечеров за его столик в дальнем углу подсел неожиданный гость. Лицо незнакомца также скрывал капюшон, но присев рядом с Локи, он его снял и, подозвав девушку, разносившую выпивку, попросил эля.
- Сегодня был трудный день, - как бы невзначай проронил он, даже не глядя в сторону Локи.

Появление незнакомца несколько обескуражило и насторожило принца, тем более что он узнал в нем обитателя Йотунхейма, едва тот открыл лицо.
- Тебе пришлось потрудиться, чтобы пробраться в Асгард? – фыркнул Локи.

Словно удивленный тем, что за его столом еще кто-то сидел, незнакомец недоуменно посмотрел на него.
- Ты что-то сказал? – переспросил он, но в его голосе заинтересованность явно соседствовала с недовольством.
- Я спросил, как сильно тебе пришлось постараться, чтобы оказаться здесь, - Локи опустил на стол полупустую кружку. – Что-то не припоминаю, когда ледяные великаны так спокойно здесь расхаживали. Хотя и на великана ты не тянешь – ростом не вышел.

Насмешливый тон соседа по столу не слишком порадовал йотуна. Пару минут он пристально смотрел на Локи, словно решая, как лучше ему среагировать.
- А ты шутник, - улыбнулся он.
- А что, похоже на то, чтобы я шутил? – младший Одинсон понимал, что заварушка в дешевой таверне ему вовсе ни к чему и скорее прибавит проблем, но незнакомец, столь бесцеремонно усевшийся к нему за стол, его раздражал.
- Надеюсь, - йотун отпил эля, которого ему уже успела принести услужливая девушка, и улыбнулся еще шире. – Я бы на твоем месте пошутил. Так проще общаться.
- Что? – Локи едва верил собственным ушам. Ледяной великан учил его общению!
- А насчет роста, - продолжил незнакомец, словно не слыша его вопроса. – Ну, так не все в нашем мире рождаются великанами. Бывают и исключения, - он сделал еще несколько больших глотков.
- Спасибо, что просветил, - скривил ухмылку Локи.
- Твоя благодарность делает мне честь, - он неожиданно придвинул свой стул вплотную к Локи, и его лицо оказалось в непосредственной близости от лица оторопевшего принца, - сын Одина.

Последние слова он произнес с придыханием и пугающе тихо. Не ожидав подобного поворота событий, Локи замер. Он и представить себе не мог, что незнакомцу было известно кто он такой.
- Кто ты и что тебе надо?! – прошипел он.
- Обещай, что одаришь, и я сослужу тебе добрую службу, - отозвался йотун.
- Да неужели?! – его слова вызвали у Локи смех. – И какую же службу ты можешь мне сослужить?
- Меня зовут Гилви, - простодушно начал он. – И я слышал кое-что, что может быть важным для тебя. Мне пришлось потрудиться, чтобы найти тебя и все рассказать.
- С какой стати? – с недоверием спросил Локи.
- Я знаю, что ты ненавидишь свой народ, считаешь нас безобразными чудовищами и своими врагами. Но это не изменит того, кто ты на самом деле, Локи, - йотун сделал паузу. – Ты один из нас, и мой долг помочь тебе. Поэтому едва мне стали известны кое-какие важные сведения, я решил, что найду тебя.
- Ты так любезен, - губы Локи расплылись в кривой усмешке. – Только, как я понимаю, все твои добрые чувства и намерения не помешали тебе потребовать вознаграждения за ценную информацию.
- Я – одинокий скиталец, - признался Гилви. – Из-за малого роста мой народ не признает меня и смеется надо мной. А мне надо как-то жить.
- А вот причина! И, знаешь, ты мастер выжимать скупую слезу из чужих глаз. Но мне еще неизвестно, насколько твои сведения действительно важны для меня, - Локи сделал паузу. – Хотя мне было бы куда более интересно узнать, как именно ты меня нашел. Откуда узнал, что я здесь?
- Одна моя знакомая провидица подсказала, где я смогу тебя найти, - глазом не моргнув ответил Гилви. – Хотя ей это далось нелегко. Да и мне впрочем тоже пришлось попотеть, чтобы уговорить ее помочь.
- Ладно, - Локи откинулся на спинку стула. – Говори, чего хочешь. Золота? У меня его нет. Хочешь пробраться во дворец? Увы, в этом я тебе тоже не помощник. Даже не представляю, как я могу тебя одарить, - он смерил собеседника насмешливым взглядом.
- Мне многого не нужно, - улыбнулся йотун. – Все, что ты можешь мне дать, у тебя есть, - он залез рукой под свой плащ и вытащил оттуда ожерелье из серых тусклых камней. – Это принадлежало моей матери. Я помню, как оно светилось на ее шее, но когда она умерла, камни погасли. Но ты владеешь тайнами магии. Верни этому украшению былой вид. Это все, что мне нужно.

Локи с недоверием взял в руки ожерелье и поднес его к глазам. На вид камни были похожи на простые булыжники с дорожной обочины, но маленького размера и абсолютно правильной круглой формы. Он внимательно осмотрел украшение, размышляя, где мог затаиться обман, но ничего дельного ему в голову так и не пришло.

- Я никогда не слышал о том, чтобы вещи были привязаны к душам своих хозяев, - произнес он. – Я верю, что это украшение твоей матери, или жены, или любой другой женщины, но ты лжешь о том, что оно потускнело со смертью своей хозяйки. Возможно, ты хочешь, чтобы я придал ему драгоценный вид, чтобы ты смог его подороже продать или рассказывать всякие небылицы случайным встречным вроде меня. А может еще и соблазнить какую-нибудь незадачливую асинью.
- Твое право мне не верить, - пожал плечами Гилви. – Но в моих словах нет ни капли лжи.
- Ладно, - Локи положил ожерелье на стол. – Ты ищешь источник дохода. Пусть будет так.
Он начал водить рукой над неприметным украшением и шептать еле слышные заклинания. Не прошло и минуты, как камни начали светиться голубым светом, сначала очень слабым, но постепенно свечение становилось все ярче и ярче. Вскоре на столе лежали уже не серые булыжники, а камни удивительной красоты, источавшие мягкое сияние.
- Надеюсь, это тебя устроит, - Локи с довольным видом подвинул к нему преобразившееся ожерелье. – На вид как настоящая драгоценность. Выявить подделку будет очень сложно.
- Они прекрасны! – прошептал йотун. – Моя мать была бы счастлива вновь их надеть!
- Не сомневаюсь, - скептически поддакнул Локи. – Только теперь будь добр, исполни свою часть сделки. Что такого важного ты хотел мне поведать?

Гилви поднял голову и с минуту смотрел на него.
- Я слышал об убийце, - проговорил он.
- О каком убийце? – не понял принц.
- Кто-то, кто питает к тебе огромную ненависть, нанял убийцу, который идет по твоему следу, чтобы расправиться с тобой.
- Что за чушь! – нахмурился Локи.
- Это не чушь, сын Одина, - покачал головой йотун. – Об этом хорошо осведомлены те, кто жаждет твоей смерти. Цверги! Брокк и его братья. Говорят, нанятый убийца – один из них.
- Что же они сами не потрудятся прийти за моей головой? – Локи почувствовал, как в нем начала закипать злоба.
- Заказчики не они. Кто-то другой. Но они помогли ему найти верного исполнителя. Я слышал, что в Свартальфхейме о нем хорошо известно. Если отправишься туда, то наверняка сможешь разузнать и о нем, и о его нанимателе. Только будет осторожен. Убийца может быть совсем близко.
- Что за ерунду ты несешь?! – вскочил на ноги Локи. – Я не верю ни одному твоему слову!
- Дело твое, - Гилви спрятал под плащ сиявшее ожерелье. – Я должен был лишь предупредить.

Допив свой эль, он деловито поднялся и заковылял к выходу из таверны, по дороге кинув девушке несколько монет. Проводив его раздраженным взглядом, Локи, словно обессилев, опустился обратно на стул. Он был почти уверен, что йотун лгал от первого до последнего слова, но все произошедшее было слишком странным. Тысяча вопросов закружилась в голове принца, лишая его покоя, и расплатившись за выпивку, он в смятении покинул таверну.

В ту ночь Локи было не до сна. Он лежал, перебирая в голове все события, которые произошли с того момента, как он покинул Асгард. Он старался припомнить хоть что-нибудь, что могло бы подтвердить слова Гилви, но ничего такого вспомнить не мог. И чем больше Локи думал, тем сильнее ему хотелось просто позабыть про эпизод в таверне. Однако йотун сильно рисковал, пробираясь в Асгард. Делать это исключительно ради дешевой побрякушки было глупо. У него должна была быть более веская причина, чтобы подвергать себя опасности. Но с другой стороны, с чего бы вдруг какому-то йотуну так заботиться о нем, о Локи, чтобы искать его и предупреждать о наемном убийце? Что-то было не так, и это что-то билось тревожной мыслью в голове приемного сына Одина. Отправляться в Свартальфхейм было опасно, и казалось безумной затеей. Но если это было единственной возможностью что-то выяснить, Локи решил, что он мог бы и рискнуть. Несколько дней он усиленно обдумывал план, как незаметно пробраться к цвергам, пока окончательно не решился на этот шаг.

Локи казалось, что он продумал все до мельчайших деталей, но с первой же минуты его пребывания в чуждом мире, все пошло наперекосяк. Его попытки разговорить нескольких цвергов лишь привели к тому, что он привлек к себе ненужное внимание, что в результате вылилось в не самую приятную встречу с Брокком. И от печальных последствий его спасло только своевременное появление дочери.

Столь неудачное стечение обстоятельств навело Локи на мысль о том, что возможно цверги были предупреждены об его появлении и поджидали его. А это могло означать то, что кто-то следил за ним и предугадывал его шаги. Подобные догадки совсем не радовали Асгардского принца. Ему нужно было обеспечить свою безопасность, и, припомнив обещание, данное Тором, защищать его, он решил, что сводный брат ему поможет.

Однако надеждам Локи не суждено было сбыться, и теперь он оказался в двойной ловушке: с одной стороны его подстерегал таинственный некто, если конечно все это не было выдумкой жалкого йотуна, а с другой – его дорогой братец решил воспользоваться его уязвимым положением. Как это было несвойственно благородному Тору! Но, видимо, наследник трона Асгарда решил пересмотреть свои взгляды на жизнь и измениться. И как не странно эти изменения, в первую очередь, коснулись, конечно же, Локи.

Поднявшись на ноги, принц подошел к окну и выглянул сквозь щель между тяжелыми портьерами. Во дворе дворца почти никого не было, и лишь изредка прохаживались несколько стражей. Внезапно Локи вспомнил о Сиф и о том, что, несмотря на изменившиеся обстоятельства, она все еще могла быть ему полезна. Отвернувшись от окна, он посмотрел на запертую дверь и медленными шагами приблизился к ней.

- Прости, Тор, но придется в очередной раз напомнить тебе о том, насколько же ты глуп, - усмехнулся он себе под нос.

UPD

9

Оставив Локи в своей комнате, Тор не слишком надеялся удержать там своего брата. И с каких пор простой замок мог запереть такого мага, как он? Громовержец лишь надеялся, что у Локи хватит здравого ума не шататься по дворцу и не попадаться всем на глаза. К тому же, в глубине души он еще не был полностью уверен, что поступает правильно. Тору очень хотелось верить, что Локи вернулся действительно за помощью, а не с очередным злобным умыслом. И если это было так, то старшему Одинсону не слишком нравилось столь жестоко обходиться со злополучным приемным принцем. Но он не верил Локи, и это вынуждало его принять меры, чтобы обезопасить себя от его очередной выходки. В любом случае, если рассказанное Локи было правдой, и за ним кто-то охотился, Тор все равно не позволил бы никому причинить вреда его младшему брату.

Стараясь не встретить никого на своем пути, громовержец направился к обломкам радужного моста. Верный страж Хаймдел по своему обыкновению стоял на посту и созерцал вечность.

- Рад тебя видеть, Тор, - даже не оборачиваясь, произнес он, едва принц подошел.
- И я тебя, - выдохнул в ответ Одинсон.
- Вчера был славный пир. Ты – теперь соправитель Асгарда.
- Да, но что-то не весело, - Тор встал так, чтобы видеть лицо стража. – Ты ведь уже все знаешь, да? – спросил он.
- Смотря, что ты имеешь ввиду, - перевел на него взгляд Хаймдел.
- Я… я говорю про Локи, - опустил глаза Одинсон.
- Знаю, - кивнул страж. – Он не особо прятался, пробираясь во дворец. В отличие от того, другого который сумел скрыть себя очень сильной магией.
- Значит, вчерашний незваный гость не заодно с Локи? – с надеждой посмотрел на него Тор.
- Я этого не говорил, - покачал головой Хаймдел. – Но и утверждать этого не стану. Чтобы обвинить нужны доказательства.
- Есть еще кое-что, о чем тебе наверняка известно, - вновь отвел взгляд громовержец. – Одна тайна, которую ты сохранил, хотя я даже не успел попросить тебя об этом.

В ответ страж многозначительно усмехнулся.
- Локи любит свою дочь, - произнес он. – Он всю жизнь сильно страдал из-за того, что его разлучили с ней. Это единственная душа в девяти мирах, ради которой он пожертвует даже собственной жизнью.
- А Бальдр? Ты видишь его?
- Вижу, - кивнул Хаймдел. – Твой младший брат обрел то, о чем действительно мечтал. Поэтому я и хранил эту тайну.
- Кто хочет убить Локи? – напрямую спросил Тор.

Его собеседник ответил не сразу.
- Я не вижу никого, кто бы хотел этого сделать, - произнес он через несколько минут.
- Значит, он лжет, - сокрушенно покачал головой громовержец.
- Не делай поспешных выводов, Тор, - посоветовал страж. – Возможно, кто-то ввел самого Локи в заблуждение, и он верит в то, что говорит тебе.
- Что это? Попытка выставить моего брата в лучшем свете? – усмехнулся Одинсон.
- Попытка быть справедливым, - возразил Хаймдел. – Но решать в любом случае тебе.

Тяжело вздохнув, Тор отвернулся. От разговора ему стало еще тяжелее на душе.
- Спасибо, друг мой, - поблагодарил он стража и быстро зашагал обратно во дворец.

К его радости по пути ему не попался никто из его друзей. Но неожиданно Тор вспомнил о том, что так и не смог найти Сиф, которая пропала еще прошлым вечером. Не на шутку растревоженный ее исчезновением, громовержец поспешил в комнату своей верной подруги. Замерев у двери ее спальни, он осторожно постучал. К его счастью изнутри послышался знакомый женский голос:
- Войдите!

Тор нажал на дверную ручку и нерешительности вошел.

Сиф сидела в кресле с книгой в руках. Увидев старшего принца, она отложила ее и улыбнулась.
- Сиф! – радостно воскликнул он. – Вот ты где! А то ты исчезла вчера, и никто не мог тебя найти.
- Да… Извини, что так вышло… - она поднялась на ноги. – Были кое-какие дела.
- С тобой все хорошо? – Тора насторожила излишняя бледность валькирии.
- Не переживай, я в порядке.

Сиф старалась выглядеть беззаботной, но ее напряженность не ускользнула от принца.
- Пожалуйста, скажи мне правду, - попросил он. – Или ты мне больше не доверяешь?
- Как я могу не доверять тебе?!
- Я вижу, что ты вся напряжена, и не говоришь почему.
- Тор, я… - начала было она.
- Что? – сделав шаг назад, громовержец внимательно посмотрел на нее.

Сиф медлила, и по всему было заметно, что она собиралась сообщить что-то важное.
- Что происходит? – не слишком уверенно спросил Тор.
- Есть кое-что, что должна тебе сказать, - начала она. – Я давно должна была об этом сказать, но никак не решалась. Все думала, момент не подходящий.
- А сейчас подходящий? – в глубине души он не очень-то жаждал серьезных разговоров.
- Не знаю, - пожала плечами Сиф. – Возможно…
- Погоди, - перебил ее Тор. – Давай не сейчас. У меня столько мыслей в голове… Со стольким надо разобраться…
- А в чем дело?
- Ты, наверное, знаешь. Вчера кто-то проник во дворец, а мы пока не знаем кто это и что ему понадобилось. Так что… поговорим в другой раз.
- Ладно, - развела руками Сиф. – В другой раз.
- Вот и славно, - Одинсон облегченно выдохнул. – Кстати, твоя помощь мне бы не помешала.
- Что мне сделать?
- Ты могла бы отправиться в Свартальфхейм и кое-что разузнать?
- А что именно?
Тор напрягся.
- Кто может желать смерти… Локи.

Пару минут Сиф растерянно смотрела на него, а потом громко рассмеялась.
- Почему ты смеешься? – недоуменно посмотрел на нее Тор.
- Да кто угодно!
- Что?
- Да, кто угодно может желать Локи смерти! Он уже многим навредить успел. Чтобы знать это и отправляться никуда не надо, - она перестала улыбаться.
- Ну, в этом ты права… но это не совсем так… - он замялся. – То есть это конечно так, мне надо узнать, если кто-то послал наемного убийцу за моим братом.

Сиф опустила голову и тяжело вздохнула.
- Можно узнать, почему ты снова о нем вспомнил?
- Я могу тебе доверять?
- Конечно.
- Локи здесь. Утверждает, что пришел за помощью, так как кто-то подослал убийцу, чтобы разделаться с ним. Но я ему не очень верю, - выпалил Тор. – Я даже думал, что это он кого-то вчера привел в замок, но доказательств нет. И возможно, Локи говорит правду…
- Локи говорит правду… - повторила она. – Да ты сам себя слышишь?! И почему ты не убил этого негодяя как только нашел его здесь?!
- Не все так просто…
- Все просто, Тор! Локи – убийца! Сколько бед он всем принес?! Это он убил Бальдра, и тебе это известно!
- Сиф, прошу тебя… - он попытался ее успокоить.
- Нет, это я прошу тебя! Ты должен что-то сделать! Локи должен ответить за содеянное! Если бы не его злые козни, Бальдр сейчас бы был с нами…
- Да, Бальдр сейчас там, где и хотел быть! – не выдержал Одинсон и мгновение спустя осознал, что сболтнул лишнего.
- Что?.. – едва веря своим ушам, переспросила Сиф.
- Ничего, - он отвернулся. – Забудь.
- Бальдр там, где хотел быть?! – она обошла его, чтобы снова видеть его лицо. – Бальдр хотел оказаться в мире смерти?!

Тор хранил молчание, лишь уставившись себе под ноги.
- Почему ты молчишь?! – в отчаянии посмотрела на него Сиф. – Как Бальдр мог хотеть умереть?!
- К сожалению, - глухо заговорил Одинсон, - не все всегда бывает таким, как нам видится, - он поднял глаза на свою собеседницу. – Каждый из нас делает свой выбор. Мой младший брат тоже его сделал. Он сейчас наслаждается… - он запнулся. – Смертью. Прости…

Он обошел ее и пошел к двери.
- Тор! Подожди! – остановила она его. – Если нужно наведаться в Свартальфхейм, я это сделаю.
- Спасибо, - искренне поблагодарил он. – Разузнай там все.

***
Бальдр открыл глаза и посмотрел на неровный серый потолок, испещренный причудливыми тенями. Каждый раз, вглядываясь в темные фигуры, созданные игрой света, он вновь и вновь задумывался о том, как легко было рассмотреть даже мельчайшие трещинки в потолке в тех местах, которые были освещены огнем светильников, и как трудно было заметить что-то там, где лежала тень. Точно также всегда было легко заметить переживания тех, кто всегда был на виду, отмахиваясь от тех, кто почти всегда был лишен внимания и любви. Как-то Хель рассказала ему о том, что плохих людей не бывает, и все зависит от того, как смотришь на них. Есть люди, которые несут с собой зло, но у каждого на то есть причина, и при желании узнать ее она становится более, чем очевидной. Никто не рождается негодяем или предателем, но в душе даже такого человека можно отыскать крупицу добра.
- Ты – бог света. Ты видишь только хорошее, - улыбнулась она тогда. – А Смерть принимает в свои чертоги любых людей с их болью и страданиями.

Бальдр знал, что уже никогда не забудет этих слов. С того их разговора начался его путь, путь к прозрению, как он сам это назвал. И хотя Хель совсем не хотела, чтобы он бродил по мрачным закоулкам ее царства, Бальдр настоял на том, что хочет видеть все. Он хотел видеть души умерших людей такими, какие они были на самом деле и больше не рисовать себе их портреты по рассказам асов. С того дня для младшего сына Одина все изменилось. Бродя по Хельхейму, он видел много того, что даже не смел себе представить. Он видел стариков с потухшими глазами, некогда проживших свои славные дни, но умерших от старости и болезней. Он видел молодых женщин, не переживших роды с младенцами на руках, видел детей, чьи жизни были прерваны болезнями, нелепыми случайностями или даже жестокими убийствами. Одна девочка лет шести, увидев Бальдра, подбежала к нему и схватилась за подол камзола.
- Ты такой красивый! – воскликнула она, и принц заметил, что на ее затылке зияла рана от удара тупым предметом.
Если бы он мог плакать, он бы зарыдал в ту минуту. Но мертвые не умели плакать. Бальдр лишь стоял, оторопев, и смотрел на ребенка, не зная, что ответить.
- Ты тоже очень красивая, - он присел на корточки перед девочкой и погладил рукой ее волосы, изо всех сил заставляя себя улыбнуться.

Он видел крепких молодых мужчин, каждый из которых мог стать великим воином. Большинство из них таковыми и были, но судьба лишила их удачи умереть в сражении и попасть в Вальгаллу. И теперь они безмолвно склоняли голову перед Бальдром, словно понимая, что он – не простой обитатель Хельхейма.

Он видел людей, погибших в огне, видел казненных преступников, убийц, грабителей, ведьм, наводивших порчу и гибель на людей и их же невинных жертв. Он видел юных дев с разбитыми сердцами и разочаровавшихся в жизни юношей, собственноручно прервавших свой жизненный путь. Видел людей, в чьих глазах жили одиночество, боль, отчаяние, а порой даже раскаяние в проступках, совершенных ими при жизни. Всех их было так много, просто невероятное количество. Они все были такими разными. И они все были покорны одной силе – Смерти.

- Мертвецы! – едва слышно прошептал Бальдр, опуская глаза не в силах больше лицезреть их.
- Нам лучше вернуться, - рука Хель мягко легла ему на плечо.
- Я один из них… - вновь прошептал он.
- Да, - согласилась она. – Но для меня ты всегда будешь особенным.
Ее голос улыбался. Бальдр поднял взгляд на королеву мертвых и увидел, что ее темные глаза блестели. Хель сделала легкое движение рукой, и они оказались в ее покоях, чему он был невероятно рад.
- Сколько дней я уже здесь? – спросил Бальдр, присаживаясь на край кровати.
- Почти неделю, - Хель придала себе свой первоначальный красивый облик и села рядом с ним.
- Это так непривычно – быть мертвым, - задумчиво заговорил он. – Не испытывать потребности ни в воде, ни в пище. Не чувствовать ни жары, ни холода. Не хотеть спать. Я словно оказался в какой-то пустоте. Я перестал дышать. Даже боли нет… Остались только те чувства, что всегда жили в моей душе, а мое тело… - он осекся. – Мое тело мертво.

Несколько минут Хель пристально смотрела на него и хранила молчание.
- Я могу вернуть тебе чувства, - наконец, произнесла она. – Твои руки, - она провела пальцами по его ладоням, - будут чувствовать тепло и холод. Твое тело, - она коснулась его груди, - будет испытывать прежние потребности. Твой разум, - кончики ее пальцев дотронулись до его лба, - будет нуждаться в отдыхе. Ты будешь спать! Я не верну тебе лишь голод и жажду, потому что здесь нечем их утолить.
- А это мне и не нужно, - Бальдр широко улыбнулся, почувствовав, как к нему начали возвращаться прежние привычные ощущения. – А разве так можно? – неожиданно испугавшись, спросил он.
- Это мое царство. Здесь я хозяйка и я устанавливаю правила, - Хель приблизилась к нему настолько, что он уловил ее дыхание на своем лице.

Живая! Она была живой в этом страшном мире!
- Я люблю тебя! – прошептал он, обнимая ее. – Я люблю тебя, и ты будешь только моей!

Он так долго хотел оказаться рядом с ней, а, наконец, осуществив свою мечту, оказался удручен тем, что лишился с жизнью части своих желаний. Со смертью его тела умерла и его страсть, и Бальдр никак не решался признаться в этом Хель, рассказать, что он больше не в состоянии желать близости с ней как раньше, в своих мечтах. Но теперь все стало на свои места. Его возлюбленная вернула ему чувства, и его страсть вспыхнула с новой силой.

Бальдр прижал к себе Хель и прильнул к ее губам в поцелуе. Его тело послушно отзывалось на каждое прикосновение как раньше, при жизни. Его пальцы ощущали бархат ее кожи и ее тепло, шелк ее волос. Принц уложил свою возлюбленную на постель. Ему даже не надо было стараться освободить ее от платья. Хель просто щелкнула пальцами, и их одежда словно растворилась в воздухе.

Бальдр никогда не задумывался о том, что близость с женщиной, которую он думал, что любил, могла так сильно отличаться от близости с той, которую он любил на самом деле. Каждый поцелуй, каждое прикосновение словно разлетались сверкающими искрами и накрывали с головой их обоих. Принцу казалось, что его желание было бесконечно, что он никогда не насытится той, что всегда была далеким запретным плодом. Разве мог он мечтать о Хель? Разве что когда еще был ребенком и все время вспоминал девочку с блестящими глазами. А потом все завертелось, закружилось. Он повзрослел, встретил Нанну и решил, что прекрасная белокурая асинья сделает его счастливым на целую вечность. А где-то в глубине его души жило воспоминание о той, которую его отец низверг в темное лоно смерти. К тому же тогда Бальдр еще не знал, что Локи не был его родным братом. Его дочь приходилась Бальдру племянницей, что казалось самому младшему принцу странным, так как на вид они были одного возраста.

Воля отца была законом, и он смирился с ней, смирился с тем, что не стоит вспоминать Хель. Со временем вести о правительнице мира мертвых стали доходить до Асгарда. Асы стали называть Хель чудовищем. Они не знали, что она была дочерью приемного принца, но опасались и ненавидели ее. «К Хель попадают лишь жалкие, - говорили они. – Великие воины находят свое упокоение в Вальхалле». И Бальдр верил им. Лишь сейчас, воочию лицезря обитель мертвых, он понимал, насколько они ошибались. Лишь сейчас, в объятиях той, что внезапно вновь ворвалась в его жизнь и бесповоротно изменила ее, бог света постигал ту истину, что всегда была скрыта от его чистого правильного мира…

Продолжение следует...
запись создана: 09.02.2016 в 17:46

@темы: фанфик, параллельные Вселенные, легенды Скандинавии, бред, Хель, Тор, Локи, Бальдр

URL
Комментарии
2016-02-14 в 16:46 

+Alecto+
родись военачальником, не родись поэтом(c)
я очень надеюсь, что все эти недоразумения между Тором и Локи будут улажены ))) в конце концов, Бальдр счастлив с хель.
ну и Локи надо бы разобраться, кто же пустил убийцу по его следу. Тор в фильмах наверное, не стал бы долго думать, а схватился за молот и вторгся в свартальфхейм...
но у тебя он обладает бОльшим интеллектом. Так что будем ждать, когда убийца объявится в асгарде...

2016-02-17 в 15:52 

Hela
«Вначале вас не замечают, затем над вами смеются, затем с вами борются, а затем вы побеждаете».
+Alecto+, мне хотелось, чтобы Тор был немного другим)) чтобы он хоть чуть-чуть сначала думал, а потом хватался за молот))
Насчет убийцы, очень хочется кое-что сказать, но это будет спойлером))) но если хочешь, скажу)

URL
2016-02-17 в 20:02 

+Alecto+
родись военачальником, не родись поэтом(c)
Frau Hela,

хотелось бы узнать, кто это... ты под кат можешь спрятать спойлер, если что.

2016-02-17 в 22:56 

Hela
«Вначале вас не замечают, затем над вами смеются, затем с вами борются, а затем вы побеждаете».
Ладно))

Спойлер!

URL
2016-02-19 в 00:16 

+Alecto+
родись военачальником, не родись поэтом(c)
читать дальше

2016-04-25 в 23:22 

taty@nka
пушистый ёжик
Авввввввв, мне понравилось! Ты красиво описываешь сюжет, читается легко и просто на одном дыхании. Но где же прода!!!!! На самом интересном месте остановилась.)

2016-04-26 в 08:16 

Hela
«Вначале вас не замечают, затем над вами смеются, затем с вами борются, а затем вы побеждаете».
taty@nka, будет, будет!)) вот чуть-чуть разгребусь на работе, и все будет :D

URL
   

Lost World

главная